Лазер, БТА и филлер: протоколы сочетанного использования

С ростом популярности нехирургических методов коррекции возрастных изменений лица взаимодействие физических факторов и инъекционных методов вызывает значительный интерес. Опасения, связанные с возможным повышением риска нежелательных явлений и снижением выраженности и длительности терапевтического эффекта от введенных ранее инъекционных агентов являются основой для рекомендаций применения, в первую очередь, энергетических устройств.

Отдельные публикации подтверждают обоснованность данной последовательности, ссылаясь на ускоренную биодеградацию филлеров под воздействием физических
факторов. Консенсус экспертов в 2016 г. также поддержал рекомендации о первоначальном выполнении высокоэнергетических процедур и последующем введении инъекционных агентов (филлеров и ботулотоксина) на последующих этапах, причем отмечена возможность их выполнения в течение одного сеанса в любой последовательности.

Отмечено также, что 1–2-недельного временного интервала между вмешательствами достаточно для устранения нежелательных явлений и/или оценки результата оказанного воздействия. Таким образом, первоначальное применение лазерных технологий с последующим выполнением инъекционных манипуляций стало обычной практикой.

Вместе с тем большинство пациентов получают эстетические процедуры несколько раз в год, поэтому соблюдать рекомендованную последовательность на фоне возрастающего спроса и увеличения количества инъекций филлеров и ботулинического токсина типа A (BoNT-A) становится все сложнее. Вопрос влияния лазерного/светового воздействия на ранее введенные препараты и оказываемый ими эффект, а также совместного их применения за один сеанс является актуальным.

Взаимодействие инъекционных агентов и различных видов используемого излучения в настоящее время находится на стадии изучения и освещено в небольшом количестве публикаций. Среди литературных источников за 2014–2019 гг. найдено несколько публикаций, обсуждающих комбинированное использование интенсивного импульсного света (IPL) и лазеров в сочетании с инъекциями BoNT-A.


В 2004 г. J. Carruthers и соавт. опубликовали проспективное рандомизированное исследование, в котором сравнивали результаты коррекции кожи лица с использованием только IPL и в сочетании с предварительным введением BoNT-A в периорбитальную область за 10 мин до воздействия IPL. Комплексный подход показал более высокую эффективность в отношении уменьшения глубины морщин, выраженности телеангиэктазий, лентиго и размера пор. Результаты показали, что эти методы не только дополняют друг друга, но и могут проявлять синергетический эффект.

J. Khoury и соавт. в 2008 г. в проспективном рандомизированном двойном слепом исследовании при коррекции кожи лица IPL с последующими инъекциями BoNT-A на одной стороне и солевого раствора плацебо с другой также отметили, что у значительно более высокой доли пациентов было достигнуто улучшение в виде уменьшения выраженности мелких морщин и тонких линий при использовании комбинированной терапии, разница в уменьшении эритемы не достигла статистической значимости.

Возможность инактивации действия токсина лазерным и световым воздействием изучали N. Semchyshyn и S. Kilmer. Они проводили инъекции BoNT-A в межбровную или периорбитальную области и через 10 мин с одной стороны воздействовали одним из лазеров (PDL 595 нм, диодным 1450 нм, Nd:YAG 1064 нм) или IPL и сравнивали результаты с необработанной излучением стороной через 2 нед. Авторы пришли к выводу, что пациентам можно выполнять коррекцию различными видами неаблятивных лазеров и устройствами IPL сразу после инъекции BoNT-A без потери эффективности или развития явных нежелательных эффектов.


Одноцентровое проспективное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование пред ставлено P. Yamauchi и соавт. в 2004 г., в нем сравнивали эффекты применения BoNT-A и физиологического раствора (плацебо) до и после проведенной шлифовки этой зоны с использованием Er:YAG лазера через 2–6 нед после инъекций. Было установлено, что на стороне, скорректированной препаратом Ботокс и лазерной шлифовкой, наблюдалось более выраженное улучшение, чем в контрлатеральной области, обработанной физиологическим раствором и лазером. Это отразилось в уменьшении выраженности периорбитальных морщин и пигментации, а также в улучшении текстуры и других характеристик кожи вокруг глаз. Исследование подтвердило преимущества комбинированного подхода.

В 2007 г. K. Beer и J. Kaibel опубликовали результаты исследования, в котором также подтвердили значительное уменьшение выраженности морщин периорбитальной области при применении комбинированной терапии: фракционного CO2-лазера и инъекций BoNT-A за 1 день до шлифовки.


Позднее, в 2012 г., M. Zimbler и S. Undavia в проспективном рандомизированном слепом исследовании сравнивали результаты коррекции морщин в области межбровья, лба и «гусиных» лапок после лазерной шлифовки с использованием CO2 и/или Er:YAG-лазеров, предварительно за 1 нед проведя инъекции BoNT-A с одной стороны лица. Результаты фиксировали через 6 нед, 3 и 6 мес и обнаружили, что гипердинамические морщины, предварительно обработанные ботулотоксином, разглаживались более эффективно и с наибольшей положительной динамикой в периорбитальной области [10]. Авторы рекомендовали выполнять инъекции BoNT-A в области динамических морщин лица перед планируемой лазерной шлифовкой для достижения лучших результатов.


В 2015 г. опубликовано рандомизированное контролируемое исследование с применением BoNT-A на одну сторону и физиологического раствора на другую сторону лица после фракционной лазерной шлифовки периорбитальной области CO2-лазером. Результаты доказали клиническую эффективность применения ботулотоксина совместно с лазерной коррекцией области «гусиных лапок».


Таким образом, ни в одном из опубликованных исследований при воздействии лазерного/светового излучения после инъекции или сочетании методов в одном сеансе не отмечено снижение эффективности ботулотоксина. Более того, некоторые авторы рекомендуют выполнение инъекций BoNT-A перед лазерной абляцией для получения синергетического эффекта комбинированной терапии.


Недавно H. Pomerantz и соавт. представили отчет об оценке частоты птоза век при сочетании неаблятивного фракционного омоложения лица с использованием тулиевого лазера (1927 нм) или Er:Glass (1550 нм) и инъекций ботулотоксина для коррекции межбровья, лба и периорбитальной области за один сеанс. Птоз века зарегистрирован только в 1 (0,2%) случае из 616 процедур у 393 пациентов за 3 года исследования, что сопоставимо с частотой птоза при выполнении изолированных инъекций.


Таким образом, результаты показали, что риск распространения ботулотоксина на нецелевую мышцу при коррекции верхней трети лица и одновременном применении неаблятивного фракционного лазера во всех зонах лица является минимальным. При этом авторы отмечают, что инъекции выполняли после лазерного воздействия, при обратной последовательности вмешательств необходимо соблюдать осторожность. Кроме того, в данном исследовании для коррекции межбровья и периорбитальной области использовали исключительно onabotulinumtoxin A (Ботокс), что может не совпадать с результатами применения других препаратов ботулотоксина.


Риск развития осложнений при одновременном выполнении инъекций BoNT-A и использовании аблятивных лазеров, отличающихся большей агрессивностью, пока остается недостаточно изученным. Многие косметологи до сих пор стараются избегать выполнения инъекций BoNT-A за один сеанс с обработкой лица фракционными аблятивными и неаблятивными лазерами из-за теоретического риска увеличения распространения нейромодулятора в условиях отека и получения нежелательных явлений.


Количество публикаций с обсуждением воздействия излучения на филлеры еще меньше.

В 2007 г. M. Goldman и соавт. в проспективном рандомизированном слепом исследовании оценивали безопасность проведения фотолечения с использованием излучения 1320 нм Nd:YAG-лазера, 1450 нм диодного лазера и IPL с фильтром 560 нм сразу после внутрикожного введения филлера на основе гиалуроновой кислоты (ГК) в области
носогубной складки. Результаты исследования показали, что лазерное/световое воздействие можно проводить безопасно сразу после введения филлера без снижения длительности клинического эффекта (наблюдение до 8 нед); этот результат подтвержден отсутствием изменений в образцах при гистологическом исследовании.


Эксперименты на модели свиньи, проведенные J. Farkas и соавт. в 2008 г., с обработкой участков кожи с использованием IPL с фильтром 560 нм, 1064 нм Nd:YAG, 1540 нм Er:Glass, 2940 нм Er:YAG, 10600 нм CO2-лазеров через 2 нед после внутрикожного введения филлеров на основе ГК различных производителей продемонстрировали отсутствие каких-либо изменений в гистологических образцах после обработки неаблятивными методами и поверхностной абляцией вне зависимости от используемого филлера.

Однако применение более агрессивной фракционной абляции с излучением 2940 и 10 600 нм продемонстрировало взаимодействие с ранее введенным гелем ГК, что может
оказывать влияние на сроки его биодеградации и/или эффективность лазерного лечения. Исследование, оценивающее влияние фракционного лазерного воздействия с применением излучения 1540, 1550, 1927 и 10 600 нм на образцы кожи после абдоминопластики с предварительным внутрикожным введением филлеров на основе ГК, продемонстрировало отсутствие каких-либо морфологических изменений со стороны филлеров. Однако тепловые изменения тканей с использованием Er:- Glass лазера 1540 и 1550 нм находились в непосредственной близости от геля, что может оказаться существенным при проведении процедур на коже лица.


В исследовании, выполненном в 2011 г., изучено взаимодействие неаблятивного лазерного излучения с использованием двух последовательных длин волн 1440 нм и 1320 нм на кожу шеи сразу после внутрикожных инъекций филлера на основе ГК для коррекции мелких морщин. В исследовании приняли участие 9 женщин, нежелательных явлений не возникло, гистологическая картина подтвердила отсутствие взаимодействия филлера с лазерным излучением.


Наши наблюдения, направленные на изучение взаимодействия филлеров Juvéderm VYCROSS с лазерным излучением Er:YAG 2940 нм с технологией пространственно-модулированной абляции (методика RecoSMA), реализующей свой эффект за счет резонансно-акустического микротравмирования тканей на глубине 3 мм при поверхностном
режиме и 6 мм при глубоком режиме, подтвердили влияние более агрессивного воздействия на ранее введенный гель.


Комбинированную терапию в наших исследованиях применяли для решения двух наиболее распространенных эстетических задач:
1. Коррекция морщин. План ведения включал два этапа: внутрикожное введение геля ГК (Juvéderm Volite) и последующее лазерное воздействие с применением метода RecoSMA в поверхностном режиме воздействия.
2. Коррекция структурных изменений лица, клинически проявляющихся потерей формы и плавности контуров, снижением тонуса и провисанием мягких тканей. Коррекция также выполнялась в 2 этапа: инъекции филлера (Juvéderm Voluma with lidocaine) супрапериостально в сочетании с методикой RecoSMA с глубоким режимом воздействия.
Интервал между сеансами в обоих протоколах составлял 1 мес.

Исследования включали анализ ультразвуковой картины областей с введенным филлером перед лазерным воздействием (через 1 мес после инъекций) и через 1 мес после него (через 2 мес после коррекции филлером). По изменениям размеров анэхогенных зон в области мягких тканей (типичная ультразвуковая (УЗ)-картина для филлеров на основе ГК) оценивали степень биодеградации ранее введенных гелей. Динамику потери объема в обоих протоколах сравнивали с результатами контроля, проведенного
в аналогичные сроки после инъекции: при выполнении внутрикожных инъекций оценивали УЗ изображения участков, не подвергавшихся лазерному лечению; при супрапериостальном введении сравнение проводили с данными контрольной группы пациентов, получивших только инъекции филлера. Результаты показали сопоставимую потерю объема геля ГК через 2 мес после инъекций на участках, подвергшихся лазерному воздействию (среднее уменьшение объема 3,2±1,2%), и без него (среднее уменьшение объема 3,5±1,5%) (рис. 1), что подтвердило отсутствие влияния поверхностного лазерного воздействия метода RecoSMA на скорость биодеградации наполни-
теля.

Рисунок 1. Динамика ультразвуковой картины (SonoScape, S6 Pro Advanced) внутридермально введенного филлера на основе ГК через 1 и 2 мес после инъекций.
а — на участке с последующим лазерным воздействием SMA-методом (поверхностный режим воздействия, глубина 3 мм), слева — через 1 мес после инъекции геля гиалуроновой кислоты и до лазерного воздействия, справа — через 2 мес после инъекции филлера и через 1 мес после лазерного воздействия; б — на контрольном участке без лазерного воздействия, слева — через 1 мес после инъекции геля гиалуроновой кислоты, справа — через 2 мес после инъекции филлера.

 

Напротив, результаты динамики объема филлера при супрапериостальном введении после глубокого режима лазерного воздействия методом RecoSMA подтвердили его значительное влияние на скорость биодеградации ранее имплантированного геля ГК: в группе исследования среднее уменьшение размеров анэхогенных зон составило 67,8±8,2%, в то вре мя как в контрольной группе пациентов — 9,4±2,4% (рис. 2).

Рисунок 2. Динамика ультразвуковой картины (SonoScape, S6 Pro Advanced) супрапериостально введенного филлера на основе ГК через 1 и 2 мес после имплантации.
а — результат сочетанного воздействия инъекции геля гиалуроновой кислоты и последующего лазерного лечения SMA-методом (глубокий режим воздействия, глубина 6 мм), слева — до лазерного лечения, через 1 мес после инъекции филлера, справа — через 1 мес после лазерного лечения и через 2 мес после инъекции филлера; б — результат без лазерного воздействия (контрольная группа), слева — через 1 мес после инъекции филлера, справа — через 2 мес после инъекции филлера.

 

В обоих протоколах комбинированной терапии негативные явления не отмечены. Все пациенты, вошедшие в исследование и получившие коррекцию сочетанием инъекций филлера на основе ГК и лазерного воздействия, оценили результаты коррекции по шкале «общего эстетического улучшения» как «стало лучше» или «стало гораздо лучше» даже в случае значительной степени биодеградации филлера.


Все больший интерес приобретает использование лазерного/светового излучения и инъекций филлера на основе ГК в один сеанс. Данное сочетание улучшает клинические результаты и повышает удовлетворенность пациентов  и становится все более востребованной в условиях высокой социальной активности. Однако в настоящее время нет основанных на доказательствах рекомендаций о порядке и последовательности выполнения инъекций филлеров и лазерного воздействия.

Большинство специалистов комбинируют инъекции филлеров с IPL и неаблятивными лазерами, в то время как процедуры с использованием аблятивных технологий предпочитают проводить отдельно в связи с нарушением целостности кожного покрова и повышением риска инфицирования. Практические подходы к последовательности выполнения вмешательств отличаются и основываются на личном опыте и теоретических рассуждениях специалистов.

Сторонники первоначального выполнения инъекций отмечают преимущество того, что в условиях отсутствия отека, который часто наблюдается после воздействия излучения, введение филлера может быть выполнено с большей точностью. Специалисты, предпочитающие противоположную последовательность, обосновывают свой подход большим риском инфицирования имеющихся мест инъекций, хотя подобных сообщений пока не наблюдалось, и изменением концентрации соотношения хромофоров в коже за счет
постинъекционной гиперемии и отека, которые оказывают влияние на взаимодействие излучения с биологическими тканями и могут снижать его эффективность и безопасность, что на сегодняшний день не изучено.

В недавно опубликованных обновленных рекомендациях группы экспертов (консенсус сосредоточен на филлерах Juvéderm VYCROSS) для уменьшения риска развития осложнений при сочетанной коррекции авторы тоже рекомендуют проводить лазерное лечение до введения филлера, использовать в комбинированных протоколах только неаблятивное воздействие.

При выполнении лазерного лечения после инъекции филлера необходимо избегать воздействия излучением с длиной волны >1000 нм, генерируемым в миллисекундном диапазоне; применять лазеры с импульсами микро-, нано- и пико-секундной длительности можно независимо от длины волны.


Суммируя изложенные выше факты, учитывая недостаточное количество научных данных о взаимодействии лазерного излучения и филлеров, поскольку представленные исследования проведены на малой выборке пациентов, с нашей точки зрения, представляется наиболее обоснованным использование в практике комбинированных протоколов, предполагающих отсутствие взаимного влияния физического фактора и наполнителя.


На основании личного опыта авторов данной статьи и анализа накопленных исследований составлены обобщенные практические рекомендации по комбинированной терапии, включающей сочетание инъекций ботулотоксина, препаратов на основе ГК и лазерного/светового лечения:


1. Комплексная эстетическая оценка, включающая анализ геометрических пропорций, анатомоморфологических особенностей структурных тканей, выраженности возрастных изменений кожи и формы лица, удельного веса влияния этих факторов на общую клиническую картину является основой для выбора таргетных методов коррекции, которые необходимо включить в индивидуальный план для достижения оптимального результата и высокой удовлетворенности пациента проведенной терапией.


2. Техника выполнения каждой процедуры и последовательность их определяют конечный эстетический результат.


3. Проведение инъекций BoNT-A перед лазерным воздействием и даже сочетание в один сеанс не влияет на эффективность миорелаксирующего действия ботулотоксина. Более того, такая последовательность может быть полезна для лучшей обработки динамических морщин при аблятивном лазерном воздействии с реализацией синергетическо го эффекта.


4. Выполнение инъекций ботулотоксина после лазерных процедур в один сеанс возможно после неаблятивного воздействия при условии отсутствия выраженного отека тканей. При сочетании с аблятивными процедурами вмешательства лучше разделить на последовательные посещения.


5. Инъекции BoNT-A после агрессивных лазерных процедур оптимально выполнять не ранее, чем через 3–4 нед в связи с возможным блокированием захвата ботулотоксина фибробластами, сверхэкспрессия которых простимулирована лазерным воздействием.


6. Перед лазерными процедурами с использованием излучения (длина волны >1000 нм), целевым хромофором которого является вода, подготовка кожи желательна и при снижении уровня ее увлажненности даже необходима с применением препаратов
нестабилизированной ГК.


7. Наиболее оптимальным представляется выполнение лазерного лечения перед инъекциями связанной ГК независимо от уровня введения. Перед планированием лазерного воздействия с реализацией эффекта на подкожных тканевых уровнях (фракционная абляция Er:YAG, CO2-лазерами, новые технологии, оказывающие воздействие на уровне мышечно-апоневротического слоя) соблюдение данной последовательности необходимо.


8. Придерживаться рекомендованного порядка с последовательным выполнением сначала лазерного воздействия и последующим введением филлера в отдельные сессии необходимо также у пациентов с соматической патологией, являющейся относительным противопоказанием к одной из планируемых процедур и повышающей риск развития
нежелательных явлений.


9. Сочетание неаблятивного лазерного/светового воздействия с использованием IPL, лазерного излучения видимого и ближнего инфракрасного диапазона с инъекциями филлеров является возможным.


10. Предпочтительнее сначала выполнять лазерное воздействие и далее осуществлять введение геля. Данная последовательность исключает вероятность изменения взаимодействия физического фактора с биологическими тканями, а также обеспечивает лучший контроль изменений состояния кожного покрова в случае развития осложнений сосудистого характера, которые могут оказаться незамеченными или неверно истолкованными при немедленной последующей лазерной обработке.


11. Необходимо избегать сочетания инъекций филлеров с аблятивными методами в одном сеансе в связи с наличием повышенного риска инфицирования раневой поверхности и распространения воспалительного процесса вглубь с вовлечением геля ГК.


12. В последующие сеансы после введения филлеров независимо от уровня их расположения рекомендуется выдерживать временной интервал не менее 3–4 мес до проведения лазерных процедур с глубоким подкожным воздействием в связи с возможным снижением удовлетворенности пациента выполненной коррекцией в результате ускоренной биодеградации филлера.


Ниже в соответствии с представленными рекомендациями предложены протоколы одновременной и последовательной комбинированной коррекции для пациентов с клиническими проявлениями, обусловленными преимущественными изменениями на разных тканевых уровнях: хроно- и фотостарением кожи (табл. 1), дефицитом объемов жировых пакетов или скелетной опоры (табл. 2), птозом мягких тканей без дефицита объемов (повышенная подвижность и избыточная подкожная жировая клетчатка) (табл. 3) и равномерно выраженными возрастными изменениями на всех уровнях тканей (табл. 4).

Таблица 1. Лечебные протоколы комбинированной коррекции у пациентов с превалирующими признаками хроно- и фотостарения
кожи в общей клинической картине

 

Таблица 2. Лечебные протоколы комбинированной коррекции у пациентов с дефицитом объемов (глубоких жировых пакетов
и/или скелетной опоры)

 

Таблица 3. Лечебные протоколы комплексной коррекции у пациентов с птозом мягких тканей без дефицита объемов

Таблица 4. Лечебные протоколы комплексной программы коррекции у пациентов с равномерно выраженными возрастными изме-
нениями на всех тканевых уровнях

 

Составленные программы предполагают первоочередную целевую коррекцию тех изменений на соответствующем тканевом уровне, которые в наибольшей степени определяют общую клиническую картину, с целью достижения оптимального эстетического результата и высокой удов летворенности пациента на начальном этапе взаимодействия.

Такой подход позволяет повышать доверие к врачу и мотивирует пациента на продолжение реализации намеченного плана, что является основой долгосрочной работы с косметологом. На последующих сессиях расширение таргетных зон коррекции с вовлечением других тканевых уровней позволяет потенцировать ранее полученный эффект, степень выраженности и длительность его сохранения.


Клинический пример 1. Пациентка 65 лет с выраженными признаками хроно- и фотостарения кожи, с удовлетворительной костной опорой скелета и сохранным объемом мягких тканей (рис. 3). Долгосрочная ежегодная комплексная программа коррекции в течение 7 лет была следующей:

— биоревитализация (Juvéderm Hydrate) и инъекции ботулотоксина (Ботокс) для коррекции межбровья, лба и периорбитальной области за 2–4 нед до лазерной процедуры;
— лазерное воздействие KTP/Qsw локально на очаги макулярного себорейного кератоза в сочетании с лазерным лифтингом (RecoSMA-метод);
— инъекции Juvéderm Voluma with Lidocaine в среднюю треть лица лифтинговой болюсной техникой и потенцированием результата лазерного воздействия за счет  внутрикожного введения Juvéderm Hydrate с переходом в последние 2 года на препарат Juvéderm Volite.

Рисунок 3. Пациентка 65 лет с преимущественными признаками хроно- и фотостарения кожи.
а — до; б — через 7 лет (72 года) ежегодной комбинированной коррекции (перед новым циклом процедур).

 

Клинический пример 2.

Пациентка 43 лет с конституциональным дефицитом скелетной опоры в области скуловой дуги и подбородка, глубоких жировых пакетов в переднемедиальной части щеки, с умеренным снижением тонуса кожи и птозом мягких тканей (рис. 4). Комбинированная программа коррекции включала:
— восполнение объемов: инъекции Juvéderm Voluma with Lidocaine в скуловую область и область подбородка, Juvéderm Volift with Lidocaine в латеральную и медиальную части подглазничного жирового пакета; инъекции ботулотоксина (Ботокс) в область межбровья, лба и периорбитальной области за один сеанс;
— лазерный лифтинг (метод RecoSMA) через 3 мес после выполненных ранее инъекций;
— инъекции Juvéderm Volite на область лица и шеи через 2 нед после лазерного воздействия.

Рисунок 4. Пациентка 43 лет с дефицитом костной опоры в области скуловой дуги и подбородка.
а — до; б — после курса комбинированной коррекции.

Клинический пример 3.

Пациентка 42 лет с избыточной жировой клетчаткой, повышенной подвижностью и птозом мягких тканей, умеренным снижением тонуса кожи (рис. 5). Комбинированная программа коррекции была следующей:
— MFU в сочетании с лазерным лифтингом (метод RecoSMA);
— биоревитализация (Juvéderm Hydrate) и инъекции ботулотоксина (Ботокс) в область межбровья и лба в одном сеансе через 4 нед после лазерного воздействия;
— повторная процедура лазерного лифтинга (RecoSMA-метод) через 2 нед после инъекций;— инъекции Juvéderm Voluma with Lidocaine в скуловую область и область подбородка (лифтинговые техники).

Рисунок 5. Пациентка 42 лет с птозом мягких тканей без дефицита объемов.
а — до; б — после курса комбинированной коррекции.

 

Клинический пример 4.

Пациентка 41 года с выраженным снижением тонуса кожи и множественными морщинами, дефицитом глубоких жировых пакетов в области виска, переднемедиальной части щеки, подглазничной области, птозом мягких тканей (рис. 6). Комплексная программа коррекции включала:
— восполнение объема и лифтинг мягких тканей: инъекции Juvéderm Voluma with Lidocaine в ви-сочную и скуловую области, Juvéderm Volift with Lidocaine
в медиальную часть глубокого жирового пакета щеки, латеральную часть лобной области в проекции надбровной зоны; инъекции ботулотоксина (Ботокс) в область межбровья и лба за один сеанс;
— лазерное воздействие AFL с использованием Er:YAG в поверхностном режиме через 2 нед после инъекций;
— инъекции Juvéderm Volbella with Lidocaine в латеральную и медиальную части подглазничного жирового пакета и Juvéderm Volite на все лицо через 2 нед после лазерного омоложения.

Рисунок 6. Пациентка 41 года с равномерно выраженными возрастными изменениями на всех тканевых уровнях.
а — до; б — после курса комбинированной коррекции.


 

Заключение

Сочетанные протоколы позволяют комплексно подходить к коррекции многокомпонентных и многоуровневых возрастных изменений, за счет достижения естественных и клинически значимых эффектов с использованием нехирургических методов эстетической медицины. Однако принцип «не навреди» является основополагающим в реа-
лизации комбинированного подхода с использованием световых/лазерных и инъекционных методов (BoNT-A и филлеров на основеГК) в условиях пока относительно скудной доказательной базы исследований. Желание достичь большего результата необходимо уравновешивать тщательной оценкой вероятных рисков и умеренно консервативно
подходить к сочетанию технологий в одном сеансе.

Дальнейшее накопление опыта и доказательной базы необходимо для расширения возможностей комбинированной терапии, которая становится все более востребованной среди пациентов эстетической медицины, а также для научно-обоснованного эффективного и безопасного ее применения специалистами в широкой практике.

 

Источник:

КАЛАШНИКОВА Н.Г. Комбинированный подход к коррекции возрастных изменений лица: лазерные технологии, ботулотоксин и филлеры на основе гиалуроновой кислоты/ Н. Г Калашникова, Е.В. Поздеева// Клиническая дерматология и венерология. - 2021, Т. 20, № 2. - с. 104-113.

Прочитано: 754
Telegram